Катрин Беккер: мы делаем биеннале для зрителя

Воскресенье, Март 11, 2012 16:22
Комментарии к записи Катрин Беккер: мы делаем биеннале для зрителя отключены

Московская международная биеннале молодого искусства, которая под девизом «Под солнцем из мишуры» в третий раз пройдет в июле-августе 2012 г., обзавелась иностранным куратором и отказалась от множества разрозненных выставок в пользу основного проекта. Накануне объявления списка его участников РИА Новости пообщались с куратором Катрин Беккер и узнало о роли зрителя в современном арт-процессе и правилах востребованных художников. Беседовала Светлана Янкина.
— Катрин, расскажите пожалуйста о том, как вы получили приглашение курировать биеннале?
— Можно сказать, у меня достаточно долгие отношения с Россией. В девяностые я была активно вовлечена в художественную среду. Я приехала сюда в 1989 и осталась на два года, была и в Петербурге, и в Москве, тогда же начала делать первые кураторские шаги. У меня было много проектов, связанных с культурным обменом между Германией и Россией, я также сотрудничала со многими русскими художниками, кураторами, критиками и так далее. Так что, учитывая мою давнюю историю с Россией, я была очень счастлива получить приглашение курировать эту биеннале. Меня пригласили руководители Государственного центра современного искусства – Михаил Миндлин и Леонид Бажанов, а также глава Московского музея современного искусства Василий Церетели.


— Какие задачи, как куратор, вы перед собой поставили?
— Мне бы хотелось с одной стороны создать очень сосредоточенную выставку, в которой нет сотен тысяч участников, в которой их меньше — может быть, около 80. Произведения этих авторов будут вмещать не просто какую-то одну маленькую работу, одну маленькую фотографию или что-то вроде того, а что-то более масштабное. И мне бы хотелось показать, как работы художников, живущих в самых разных частях света, объединены, несмотря на то, что имеют под собой абсолютно разную базу.
— Сколько заявок вы рассмотрели?
— Мы получили около 2500 заявок, но некоторые авторы предложили сразу несколько разных работ, так что в действительности я думаю, что речь идет приблизительно о 2000 художниках, которые отвечали квалификации и плану проекта.
— Художники каких стран были наиболее активны в том, чтобы принять участие в биеннале?
— Совершенно разных, в итоге мы выбрали авторов из Европы, Азии, Северной и Южной Америки, а также Африки.
— Кто в основном проекте будет принимать участие от России?
— У нас есть несколько русских художников, например тех, кто плотно работает с фотографией. Среди них — Анастасия Хорошилова и Евгений Пустарнаков, который пока что не очень известен, но я считаю, что он очень сильный и талантливый автор.
Также у нас есть несколько художников, которые работают с инсталляциями. Например, Анна Титова и Арсений Жиляев, которые,я думаю, хорошо уже известны. Русские художники будут представлены и видеоработами, одна из них от петербургской группы «Лаборатория поэтического акционизма». Мы надеемся показать их выступление на улице – может быть, в Парке Горького или где-то в окрестностях ЦДХ, где разместится основной проект биеннале. Если брать общее число его участников, то художников из России будет примерно 15 процентов.
— В этот раз значительно изменена структура биеннале. Ее организаторы отказались от множества разрозненных выставок под ее эгидой. Почему было принято такое решение?
— В последние годы в обсуждениях и дискурсах сила зрителя была самым обсуждаемым феноменом. Понимание того, что кроме художника и куратора он играет важную роль в арт-процессе, привело к тому, что я захотела сделать акцент на малом количестве проектов , потому что мне кажется, что в современной русской художественной ситуации очень важно создать чистоту, точность, понятную стратегию, а не разводить кашу. Я отталкиваюсь от идеи, что существует что-то вроде компетентности зрителя, так что если у вас есть основной проект, который длится неделями, и есть еще 60-70 выставок в параллельной программе, то зритель не может увидеть их все. Я думаю, что очень важно прочувствовать всю идею биенале с его точки зрения.
— Расскажите, пожалуйста, поподробнее о новой структуре
— Во-первых, появился очень важный так называемый стратегический проект. Его курирует Елена Селина, а разместится он на двух площадках – в ГЦСИ и ММСИ.
— А специальные проекты будут?
— Да, один из них создали два молодых французских куратора. Проект называется «Искусство по телефону» (Аrt by telephone). Это будет реконструкция исторического авангардного проекта начала ХХ века, когда был изобретен телефон. Теперь новое средство связи – это скайп и художники дадут кураторам инструкции, что они должны делать. В момент открытия выставки и во время ее работы публика сможет увидеть процесс и понять его суть, нам показалось что это очень смелый и интересный проект.
— Предусмотрена ли образовательная программа в рамках биеннале?
— И весьма обширная. Мы хотим пригласить некоторых знаменитых западных художников, которые работают в разных областях медиа, чтобы они дали мастер-классы молодым студентам, кураторам и художникам. Также будут обсуждения с круглыми столами: мы планируем три круглых стола, две лекции и показ фильмов, все они будут основаны на вопросе о множественности реальности, главном аспекте общего концепта биеннале. Кроме того, в Центральном доме художника мы планируем создать особенное пространство, где можно почитать журналы, сделанные художниками небольшими тиражами – от 20 до 100 экземпляров. В этом, конечно, прослеживается связь с самиздатом в СССР.
— В какой тенденции развивается, на ваш взгляд, творчество молодых художников сейчас?
— Я думаю, что очень сложно выделить какую-то одну тему или тенденцию. Но нам очевидно то, что они часто обращаются к историческим событиям или политическим ситуациям, а потом создают свои собственные интерпретации, показывают свой собственный взгляд на них. Они больше не пытаются описать объективную реальность, за которой следует точная сухая информация, которую обычно можно слушать в новостях или на телевидении, скорее они пытаются соединить индивидуальный опыт, они адаптируют историю и политику, перерабатывают и выдают нам многослойный панорамный личностный взгляд на эти события. Это одна из тенденций, которая очевидна во многих работах. Но также многие художники обращаются к классическому модернизму и работают в его каноне, создавая большие инсталляции,и, частично, коллажи.
— Что бы вы посоветовали делать молодым художникам, чтобы их заметили ?
— Я считаю, что главным является знание истории, исторических процессов, связанных с искусством, понимание современного искусства. Вы должны знать, как художники 70-х справлялись, например, с вопросами вьетнамской войны, это говоря о США.
Тогда было время, когда они узнали, что действия США не были проявлением добрых намерений и отражали это в своих фильмах, фотографиях, инсталляциях, в концептуальных работах. И молодой художник должен знать об этом, чтобы не повторяться, а создать что-то принципиально новое, новую форму и подход.
Кроме того, мы сейчас живем в условиях капитализма, и он же является сейчас основой художественной системы. Я думаю, что художник должен понимать что он должен построить структуру общения и связь с институциями, с другими художниками, с людьми с художественного поля и не ждать, как спящая красавица, что придет галерист, коллекционер или куратор, поцелует их и разбудит. Надо говорить за себя и создать систему общения и контекста вокруг своих работ. В то же самое время они не должны полностью подчиняться этой системе и критически реагировать на ее правила, чтобы найти правильный баланс между стратегическим и аутентичным художественным мышлением.
Источник


Комментарии и трекбеки закрыты