Культурный проект: от замысла к реализации

Жизнь культуры своим непостоянством напоминает поверхность моря. Волнение возникает внезапно, и полный штиль сменяется чередой бегущих барашков, которые появляются и исчезают буквально на глазах. Волны гаснут быстро, но именно они формируют образ моря и создают иллюзию движения. В культуре волны называют проектами, то есть брошенными вперед. Проекты возвышаются над поверхностью культурного моря и потому заметны каждому. Более того, они и придумываются затем, чтобы привлечь внимание, заявить о себе. Откуда берется эта врожденная демонстративность? Суть дела состоит в том, что культурная практика складывается отнюдь не из одних проектов, и не им отводится главное место в государственной культурной политике.


В поле зрения органов управления находится, прежде всего, рутинный процесс культурного производства. Он включает ежедневную текущую работу учреждений культуры и складывается из повторяющихся в определенной последовательности операций: охрана и реставрация памятников, формирование музейных собраний и библиотечных фондов, музейно-экскурсионное обслуживание посетителей, прокат концертов и спектаклей и т.п.
Здесь и открывается простор для всевозможных инструкций, нормативов, форм описания и отчетности. Процесс деятельности учреждений культуры состоит из набора заранее известных процедур и поддается администрированию. Поэтому ПРОЕКТ В КУЛЬТУРЕ ЯВЛЯЕТСЯ АНТИПОДОМ РУТИННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Из оппозиции проект – рутинная деятельность проистекает «революционная» сущность проектов. Они ломают установившийся порядок вещей, давно сложившиеся и освященные традицией процедуры культурной деятельности. Без волн-проектов море культуры превратилось бы в стоячее болото. Жизнь культурных инициатив и проектов коротка, но именно они отвечают за модернизацию и развитие.

Под определенным углом зрения собственно культурой следует считать только то, что находится на острие, постоянно рождается, а не преподносится в готовом виде. Проекты принадлежат культуре производящей, а не культуре воспроизводящей образцы, нормы, ценности, а, следовательно, стереотипы и стандарты. В любом случае
ПРОЕКТЫ – ЭТО РАСТУЩИЙ СЛОЙ КЛЕТОК КУЛЬТУРЫ.

Если рутинная деятельность фиксирует нижнюю границу проектного слоя культуры, то за пределами верхней границы мы встречаемся с тем, что обозначается словом прожекты. В русском языке не случайно закрепилась антитеза проекты-прожекты. Прожекты – это как бы пародии на проекты, они сохранили форму своих прототипов, но утратили связь с реальностью или заведомо пренебрегли ею. Тем самым прожекты оказались лишенными основания, а точнее обоснования.

 Итак, ПРОЕКТ – ЭТО НЕЧТО НЕСУЩЕСТВУЮЩЕЕ, НО НЕ НЕСБЫТОЧНОЕ.

Необходимость указанных ограничений продиктована тем, что сегодня само понятие «проект» стало предельно размытым. В угоду моде проектом называют любое телодвижение в культуре, что превратило понятие в подобие товарной марки. Хочешь выгодно продать вещь, – назови ее проектом. Сетовать по поводу неграмотного употребления понятия вряд ли разумно. В постоянно меняющемся мире, где изменения остались единственной константой, колоссально вырос спрос именно на проекты. Таким образом,

ПРОЕКТ ЕСТЬ РЕАКЦИЯ КУЛЬТУРЫ НА ИЗМЕНЕНИЯ ВНЕШНЕЙ СРЕДЫ.

Понятие «проект», еще недавно подразумевавшее фиксацию основных идей, средств и плана деятельности, заметно расширилось. Дистанция между культурным проектом и его реализацией предельно сократилась, а в ряде случаев вообще исчезла. Проектные начала проникли в саму деятельность, и их слиянию в немалой степени способствовала эфемерная, бумажная, нематериальная природа культурного продукта.

Культура бесцеремонно отняла у техники и сферы производства слово, прежде ассоциировавшееся с точными расчетами. Свою лепту в эту «кражу конца века» внесли и СМИ, упорно именующие проектами любой новый творческий продукт, и шоу-бизнес, выставляющий в качестве проектов готовящиеся в глубокой тайне эстрадные программы, и художники, обретшие, наконец, универсальное определение для своей деятельности в сфере современного искусства.

Надо смириться и признать, что ПРОЕКТ СТАЛ СПОСОБОМ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ КУЛЬТУРНОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ЧЕРЕЗ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ АВТОРА.

Слово переиначили, наделили новыми смыслами, но врожденные признаки проекта остались почти неприкосновенными. Именно они внесли элементы порядка в изначальный хаос свободной, то есть нестандартизированной сферы культурной практики.

К признакам проекта, отличающим его от рутинной деятельности и прожектов, относятся:
• целенаправленность
• целостность
• ограниченность во времени
• инновационность
• коммуникативность
• адаптированность к внешним условиям.

Тем, кто всерьез собирается заняться составлением проектов, полезно было бы начать с чтения «Сказки о царе Салтане», представляющей собой, помимо прочего, великолепное пособие по проектированию. Уже в первых строках пушкинской сказки каждая из трех сестер в невинном разговоре за прялкой представила свой проектный замысел.

«Кабы я была царица, –
Говорит одна девица, – Первый проект
То на весь крещёный мир
Приготовила б я пир».

– «Кабы я была царица, –
Говорит её сестрица, – Второй проект
То на весь бы мир одна
Наткала я полотна».

– «Кабы я была царица, –
Третья молвила сестрица, – Третий проект
Я б для батюшки-царя
Родила богатыря».

Зная события, последовавшие за неосторожно высказанными вслух мыслями, мы можем сделать ряд выводов, касающихся характера постановки цели в проектах:

Первый: цель должна стоить того, чтобы к ней стремиться.
Второй: определение цели является предпосылкой успеха, но не гарантирует его.
Третий: успех зависит от способа достижения цели.
Четвертый: цель должна соотноситься с направлением деятельности и потенциалом, то есть быть реальной.
Пятый: цель и этапы ее осуществления должны быть выстроены в определенной последовательности.
Шестой: достигаемый, в конечном счете, результат должен быть способен развиваться самостоятельно и порождать новые типы деятельности.

Цель у всех сестер была одна – стать царицей, но старшие предложили проекты затратные, нереальные, не имеющие перспектив и, главное, — никак не соотнесенные с целью. Фантазия сестер-неудачниц не шла дальше обыденных домашних занятий, пусть и приобретших гипертрофированные размеры в соответствии с их представлениями о царской жизни. Естественно, Салтан, выступивший в роли эксперта, определил этих девиц к станку и на кухню. Напротив, младшая сестра сумела поставить цель реальную, позволяющую неженатому Салтану решить свои проблемы и непосредственно связанную с царским бракосочетанием.

Все проекты похожи на лестницу, но это лестница приставная, где нельзя перепрыгивать через ступеньки. Венчание – честной пир – кровать слоновой кости – зачатие – рождение богатыря.

ПРОЕКТ ВСЕГДА СИСТЕМЕН И СОСТОИТ ИЗ ВЗАИМОСВЯЗАННЫХ ЭЛЕМЕНТОВ.
В нашем примере царь Салтан и не заметил, как сам стал составной частью проекта. Вот почему его отъезд на войну повлек за собой далеко идущие последствия и едва не поставил под вопрос осуществление задуманного. Фактор ограничения во времени важен не только сам по себе. Он является показателем планируемости работы по осуществлению проекта, дает возможность реализовывать его поэтапно и просчитать сроки «грядущих родин». Изготовление «полотна на весь мир», напротив, представляло собой рутинную деятельность в чистом виде. «Пир на весь мир» имел временные границы, но был не более чем одноразовой акцией, после которой, рано или поздно, все снова бы проголодались.

Настоящий проект, хотя и является ответом на внешний запрос, может считаться относительно независимым и самодостаточным, по крайней мере, на стадии реализации. Инновационность и неповторимость, казалось бы, относятся к бесспорным характеристикам проектной деятельности. В действительности все обстоит сложнее, поскольку степень инновационности бывает разной. Проект может быть новым для данной сферы, данного региона, данной организации, или новым вообще, то есть уникальным. Факт рождения сына в законном браке не представлял собой ничего необычного, а вот появление на свет наследника престола, да к тому же богатыря, содержало ярко выраженный элемент инновационности. На что и купился царь Салтан. Новизну проекта всегда можно подвергнуть сомнению. Именно этим и занялись позднее родственники князя Гвидона по материнской линии, высмеивавшие смелые начинания на пустынном прежде острове:

«Что тут дивного? ну, вот!
Белка камушки грызёт…»
Или:
«Кто нас этим удивит?
Люди из моря выходят
И себе дозором бродят!»

Иными словами, очень многое при определении степени инновационности зависит от интерпретации проектной идеи. К тому же, ЧЕМ НЕОРДИНАРНЕЕ ПРОЕКТ, ТЕМ БОЛЬШЕ СТЕПЕНЬ РИСКА.

Поэтому, куда важнее новизны творческий характер замысла. Проектная деятельность пронизана творчеством. Увидеть проблему — искусство, красиво выразить ее словами — тоже искусство, а если еще сформулировать решение проблемы — проект появится на свет сам собой.
Как уже говорилось, проект всегда к кому-то обращен: к руководству, властям, общественности, благотворительным фондам. Эта врожденная коммуникативность объясняется постоянно возрастающим значением внешних факторов и непрерывно усложняющимся социальным контекстом проектирования.
Времена, когда творец создавал нетленные ценности в башне из слоновой кости, давно миновали. Поэтому даже самый некоммерческий проект создается как бы на продажу.

На лбу у любой проектной инициативы прямо под сияющей звездой написано: РЕШИВ ВАШИ ПРОБЛЕМЫ, Я РЕШУ И СВОИ. Отсюда проистекает важность для проектов техники коммуникации и партнерских технологий. Подстрелив «злого коршуна», будущий князь Гвидон кардинальным образом решил для себя проблему обустройства на необитаемом острове. Однако главная его цель – воссоединение семьи – вряд ли была бы достигнута, если бы не корабельщики (доставка информации и продвижение проекта), царевна-Лебедь (главный ресурс и средства реализации) и даже ткачиха с поварихой (сбор и распространение информации о мировом опыте).

Коль скоро главные предпосылки успеха лежат во внешней среде, проект вынужден к ней приспосабливаться. Адаптивность предполагает умение вписываться в определенные рамки, встраиваться в заданный контекст. Самый блестящий проект, игнорирующий это условие, обречен, а его автор наверняка попадет пальцем в небо.
Рамки – это ни что иное, как современные тенденции в развитии общества, обуславливающие, в свою очередь, эволюцию культурных запросов. Становление рынка, развитие гражданского общества, формирование единого информационного пространства – все это не только рамки, но и каналы возможного финансирования проектов.
Князь Гвидон тоже старался привлечь внимание Салтана, действуя поочередно в сферах: градостроительства («новый город со дворцом»), финансовой политике (белка с золотыми орешками), обороны («тридцать витязей прекрасных»). Преуспел наш герой, однако, лишь благодаря удачному выбору невесты.

Проектам на роду написана короткая, но славная жизнь. Обычно выделяют четыре фазы полного проектного цикла:
• замысел
• планирование и оформление
• реализация
• завершение.
Конечно, не всем инициативам удается пройти весь путь. Какие-то из них застревают на стадии эмбриона. Встречаются проекты-малолетки, проекты-подростки, с присущими им трудностями переходного возраста. Зрелые проекты часто забывают о своем происхождении, но есть и проекты-матки или метапроекты, порождающие массу себе подобных.
Управиться с разновеликими проектами не просто, и менеджер проекта – фигура на редкость несчастная. Ему надо управлять тем, чего еще нет, и действовать в обстановке непрерывных рисков и неопределенности. Мало того, по мере реализации проект утрачивает свои проектные качества, перестает быть самим собой. Даже при наличии всех «проектных» признаков культурной инициативе не дано достигнуть четкости проекта технического. Менеджер работает в достаточно расплывчатом поле и имеет дело с постоянно «расползающимся» объектом. Поневоле ему приходится все время оглядываться по сторонам, чтобы понять, какую фазу жизненного цикла проходит «его подопечный». Между тем, собрать воедино мысли и действия абсолютно необходимо. Вот почему культурные проекты уже в силу своей аморфной природы предназначены для внедрения информационных технологий.

ИНФОРМАЦИЯ ДАЕТ В РУКИ МЕНЕДЖЕРА ВЛАСТЬ.
Именно власти не хватает менеджеру проектов, поскольку он действует вне системы администрирования. С помощью информации можно управлять проектом, а можно управиться и даже расправиться с ним. Не случайно большая часть сказки о Царе Салтане посвящена усилиям героев, направленным на получение и распространение информации. Им приходится прибегать к разного рода ухищрениям, перехватывать гонца, подменять грамоты, превращаться в муху или комара – и все для того, чтобы войти во всемирную сеть коммуникаций, тогда именовавшуюся молвой.
Сегодня есть кому ответить: «Это чудо знаю я». Роль Царевны-Лебедь принимает на себя интернет, хотя вопрос: «Но, быть может, люди врут», – остается.

Область информационных технологий проектна на 90 процентов. Однако значение и роль их не одинаковы в различных культурных инициативах. Если оставить в стороне чисто информационные проекты от баз данных до произведений медиа искусства, то речь должна идти об информационной составляющей культурных инициатив.
Однако информационная составляющая не тождественна информационному сопровождению проектов и не сводится к проявлениям разного рода PR-активности. Подготовка проекта на современном уровне предполагает постоянную компьютерную рефлексию. Поэтому сегодня ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ЕСТЬ СРЕДСТВО КОНКРЕТИЗАЦИИ ПРОЕКТНЫХ ЗАГОТОВОК.

В культурных проектах эти технологии обеспечивают:
• доступ к информации;
• взаимодействие партнеров;
• расширение базы проектирования;
• создание новых ресурсов и т.д.
Но, прежде всего, компьютерное обеспечение означает создание пространства проектной коммуникации.

РОЛЬ ИНФОРМАЦИИ ПРЯМО ПРОПОРЦИОНАЛЬНА СЛОЖНОСТИ ПРОЕКТА.
На стадии замысла или формулирования основной идеи особенно велика роль человека творческого, способного угадать проектную потребность, увидеть привычную ситуацию в новом свете, найти нужные слова и мысленно представить еще не существующее как реальность. Но один ум хорошо, а два – лучше. Поэтому, при разработке проектной идеи, идеальным средством организации деятельности является создание общедоступного сайта. Он позволяет ориентироваться в проблемном поле, собрать и провести ревизию идей, бытующих в рамках определенного социума.

Но есть и противоречие: ИНФОРМАЦИЯ ФИКСИРУЕТ СУЩЕСТВУЮЩЕЕ, А ПРОЕКТ – ТО, ЧЕГО ЕЩЕ НЕТ. Уже на стадии планирования крайне желательно приступить к разработке компьютерной модели проекта. Компьютерный двойник появляется на свет вместе с самим проектом и должен отражать существенные стороны проектной работы.
Параллельный рост продолжается на стадии реализации, но здесь информационный двойник начинает жить уже самостоятельной жизнью. Он фиксирует результаты и как бы подтверждает значимость каждого проектного действия.
Компьютерный двойник (информационная составляющая) доступен не только участникам проекта. Он растет в полном смысле слова на глазах у заинтересованной части интернет-аудитории. У будущего потребителя возникает чувство сопричастности акту созидания нового культурного продукта. Впрочем, иногда речь может идти и о реальном участии.
Когда проект вступает в стадию реализации, не вредно задаться вопросами, то ли мы делаем и туда ли мы идем. Культурные проекты всегда нетипичны, и для того, чтобы проект незаметно не переродился, необходимо постоянно следить за его исполнением.
С этой целью осуществляется компьютерный мониторинг проекта, включающий контроль и оценку деятельности по его реализации. Информация, постоянно поступающая от всех участников проекта, порой разделенных большими расстояниями, собирается и анализируется менеджером. Анализ информации позволяет отслеживать движение проекта, прокладывать и корректировать проектный курс.

Завершение – очень ответственный момент в жизни проекта, поскольку закончить его гораздо труднее, чем начать. Все интересное, творческое осталось позади, хочется заняться новым делом, а надо доводить проект до ума и «вбивать последние гвозди».
Преодолеть проектную инерцию помогает перенесение деятельности по совершенствованию на будущее. В рамках поддержки проектов вполне найдется время для коррекции ошибок и разрешения проблем, связанных с функционированием проекта уже как факта культурной реальности.
Однако на выходе, благодаря компьютерной рефлексии проекта, мы получаем уже не один, а два культурных продукта – реальный и виртуальный.

Итак, особое место в жизни проекта принадлежит информационной составляющей. Она должна сопровождать все фазы его развития, но информационный двойник растет быстрее самого проекта и порой норовит стать кукушонком, выбрасывающим из гнезда «родных птенцов».
Важным в такой ситуации будет не то, чем является проект на самом деле, а то, как он представлен в информационных сетях. Виртуальная реализация культурных инициатив стала сегодня едва ли не главным искушением для авторов проектов.
На межпроектном уровне значение информационных технологий необычайно возрастает. Они обеспечивают дистанционный доступ к культурным ресурсам, позволяют осуществлять мониторинг социокультурной ситуации и, тем самым, содействуют расширению сферы культурного проектирования. Так формируется проектная политика, которую проводят на уровне регионов ресурсные центры, опирающиеся на авторитет и полномочия держателей информации.
Необходимость подобного внешнего или косвенного управления связана с тем, что очень часто проекты высасываются из пальца, выдумываются на пустом месте. На другом полюсе лежат инициативы, представляющие собой позиции годового плана учреждения. Они преподносятся под проектным соусом, но от этого суть дела не меняется.

НАСТОЯЩИЕ ПРОЕКТЫ РЕШАЮТ ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИИ И ЕЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ОКРУЖАЮЩИМ СОЦИУМОМ.
Практика показала, что для проектной деятельности идеально приспособлены саморазвивающиеся структуры, не сопротивляющиеся воздействиям внешней среды, а эволюционирующие вместе с ней. Это могут быть творческие группы, временные коллективы, небольшие фирмы, объединения волонтеров, ассоциации и тому подобное. Этот неинституциональный слой культуры и является средой, порождающей огромное большинство проектов.
Сегодня, во многом благодаря информационным технологиям, одинаковый по ценности культурный продукт производится порой огромными организациями и крошечными группами единомышленников. Культурные инициативы вообще строятся на неиерархическом типе отношений между людьми. Недостающие ресурсы участники проекта черпают извне, выстраивая различные цепочки партнерских отношений.
Выгодно ли заниматься проектной деятельностью в культуре? Всякий руководитель знает, что ничего кроме головной боли и седых волос некоммерческий проект ему не сулит. И все-таки выход есть.
Если разумный проект грамотно реализован, то одним из его результатов будет создание новых ресурсов.

Перефразируя известную пословицу можно сказать: «ОДИН ПРОЕКТ – НЕ ПРОЕКТ, ДВА ПРОЕКТА – ПОЛПРОЕКТА, ТРИ ПРОЕКТА – ПРОЕКТ».
Для того чтобы затраченные усилия не пропали даром, необходимо выйти на проектный режим и научиться в нем работать. Это значит последовательно идти от анализа ситуации к целям, от целей к задачам и стратегии, от стратегии – к планам осуществления.

В.Ю. Дукельский, ведущий научный сотрудник Лаборатории музейного проектирования Российского института культурологии, кандидат исторических наук.